На главную страницу

 

 

 


 
www.palisadnik.ru



Тропой японского божества

Сады Японии, неповторимые и прекрасные, удивляют и радуют. Гармония пейзажа - это первое, что потрясает в японских садах, - гармония пространства и времени, формы и цвета. Японские сады совершенны, как сама природа, но они рукотворны.

Ответить на вопрос о причине этого совершенства - задача японских и иностранных исследователей садового искусства. Местным жителям проще - они от рождения впитывают эту культуру, они там живут ежедневно погружаться в их красоту. Европейцы склонны анализировать, объясняя их совершенство особыми приемами садоводства. Им остается только вдыхать свежесть восприятия, а затем дома пролистывать отснятые фотографии и штудировать немногочисленную на доступном языке литературу. И все же непреодолимое желание рассказать об увиденном заставляет систематизировать свои воспоминания и впечатления, дополняя их прочитанным об этом искусстве.

Известно, что традиции и религиозные каноны влияют на общую композицию японского сада, расположение элементов ландшафта и даже некоторых растений. При этом для наблюдателя в принципе не важен начальный замысел автора. Важно собственное состояние на границе этого сада, собственное погружение в его атмосферу - это я поняла там, каждый раз замирая, с сожалением покидая границы очередного творения.

Механически скопировать существующий сад не возможно, ничего хорошего из этого не получится. В этом сложность задачи создания японского сада, но здесь и ее решение. Автор должен иметь свою концепцию пейзажа, свой вариант видения ландшафта и представлять, какие материалы ему нужны. Необходимо знание природных закономерностей и умение воссоздать их в картине сада.

Природа японских островов во многом объясняет происхождение стилистики японского сада. Гористая страна с красивым и разнообразным ландшафтом, где встретишь скалы и ручьи, пологие склоны и озера, а также открытые ветрам морские берега и причудливые формы деревьев, стала образцом для создателей искусственной, а потому переосмысленной и одухотворенной природы в садах.

Особенности национального и религиозного восприятия действительности японцами, более эмоциональное к ней отношение по сравнению с рациональным европейским объясняют изобразительные приемы японского сада. Привычка японцев активно воспринимать образ, домысливая и сопереживая автору, объясняет лаконичность и вместе с тем скрытую многоплановость и многозначный символизм японских садов.

Освоение пространства сада происходит в гармонии трех стихий - камня, воды и растений. Структуру сада задают камни, и искусство их расстановки - сутэиси - одно из главных в создании ландшафта. По степени декоративной и смысловой нагрузки группы камней расставляют, следуя правилу сильной руки, т.е. слева направо, так обычно скользит взгляд по картине, так же организовано движение по саду.

Подробная проработка деталей отличает японский сад от других. Продуманные случайности - это актуально для любого ландшафта, но в японских садах это доведено до совершенства, разработано на уровне синтеза научного знания и интуитивного постижения природы. Благодаря внимательному отношению к деталям и продуманному расположению необычных и красивых элементов ландшафта (камень или узор дорожек, сухая коряга или растение, ручей или водопад, скульптура или фонарь) художник - создатель сада рисует пейзаж. Учитывается даже отражение элементов ландшафта в зеркале воды и рисунок тени, которую отбрасывают предметы.

Форма, цвет и фактура камней в композициях, а также в мощении и гравийной отсыпке имеют символическое значение и помогают воспринимать иносказательную трактовку сада. Вода во всех видах, как наиболее подвижная из стихий задает характер и настроение сада. Водопады, как синтез двух стихий, камня и воды, - являются центром композиции и определяют ее звучание в прямом и переносном смысле. С растениями связана детальная проработка композиции сада и его тональность. Для доработки структуры сада используют вечнозеленые породы деревьев. Одно из любимых хвойных - это сосна, а из вечнозеленных лиственных пород чаще всего встречаются камелия, азалия, магнолия. Традиция стрижки деревьев и кустарников позволяет сохранять неизменной композицию, а периоды цветения, образования плодов и осенней окраски и опадания листьев листопадных пород вносят свой ритм в жизнь сада.

Согласно буддистской философии свободное пространство (суньята - пустота) более важно и ценно, чем заполненное предметами, т.к. в нем больше свободы и будущего. В большинстве плоских садов ему отведена своя смысловая роль - создавать ощущение безбрежности и бесконечности символического мира и дать возможность отрешится от мыслей. Во всей полноте это ощущаешь в саду 15-ти камней храма Реандзи - шедевре символического японского садового искусства.

Примечательны японские дома с раздвижными бумажными ширмами, созданные в архитектурном стиле сёин, который был разработан во время строительства Серебрянного Храма (Гинкакудзи). Конструкция стен позволяет легко убрать границу между садом и домом, природа проникает в комнату, увеличивая объем сада. Оформление комнаты рисунками в едином стиле с открывающимся пейзажем усиливает этот эффект.

Включение дальних пейзажей в общую картину сада мысленно разрушает внешнюю границу территории сада и создает ощущение его бесконечности. Низкие изгороди храмов и домов, выкрашенные в неброские тона желтого и коричневого цвета, не мешают восприятию садовой композиции и часто служат ее фоном.

Глубину пространства стараются зрительно расширить за счет специальных дизайнерских приемов. Крупные острова и деревья расположены ближе к наблюдателю и лучше проработаны их детали, четче рисунок камней и форма крон деревьев. Вдали расположены более мелкие детали пейзажа, например небольшие острова с некрупными деревцами. Деревья с более темной и крупной листвой на ближней линии оттеняют дальний план светлых или ярких растений, которые как будто просвечивают вдали. Чередование композиций из камней, воды и растений и открытого пространства также зрительно увеличивает его объем за счет чередования света и тени и осветления дальнего плана.

В ландшафтных садах дорожки извилисты, это удлиняет путь по саду. Размеры камней в дорожке и их узор задает ритм шагов. Он рассчитан на неспешную прогулку. Даже над водой делают зигзагообразные деревянные настилы - яцухаси - или переходы из камней, расположенные под углом, чтобы дольше идти и лучше рассмотреть водных обитателей.

Многочисленные изгибы дорожки создают эффект поделенного пространства. По пути следования постоянно возникают красивые виды. Пейзаж меняется за каждым поворотом, но наилучший обзор сохраняется на уровне человеческого взгляда. Не надо вставать на цыпочки, отклонять голову или приседать. Пейзажи с перспективой встречаются не часто, но мимо них не пройдешь.

Картины естественно сменяют одна другую. Необычной формы камень на дороге заставляет остановиться и осмотреть его, а затем сделать паузу и окинуть взором всю картину. Так задается точка обзора. Взгляд притягивает необычной формы мощение, изгородь в саду, местное божество (его скульптурное изображение) или источник с водой.

Часть тропинок перекрыто легкой изгородью, но это не вызывает раздражения. Взгляд скользит по ним и теряется в глубине сада, мысленно увеличивая его объем. Эти тропы рождают тайну, по ним могут ходить здешние божества. Дорожку охватывают причудливые корни деревьев, а сквозь стволы деревьев просматриваются дальние картины сада.

Ближние и дальние планы композиции созданы с расчетом на различное сезонное звучание. Отзвучавшие весенние аспекты не портят осенней картины, а создают временной мотив. Технически это достигается, во-первых, самодостаточностью монохромной (в зеленых тонах) композиции. Во-вторых, расположение растений учитывает их сезонный ритм развития и вносит свой колорит в монохромную картину сада в заданном месте. Яркие пятна цветущих растений немногочисленны (кусты пионов, куртины или заросли ириса, заводь с лотосами, цветущая магнолия, серебристые метелки мискантуса, красные плоды ардизии, падуба или бересклета). Внимание привлекает интересное в данный момент растение - это его время, и им любуются, не отвлекаясь на другие. Затем приходит время других, не менее красивых. На территории храмов к тому же принято делать выставки цветов, например хризантем во время их массового цветения.

Некоторые виды в "свой сезон" создают еще один помимо зеленого фон. Посетителя окутывают бело-розовые облака цветущей сакуры, красно-малиново-розовая пелена цветущих азалий ранней весной или камелий поздней осенью, красный закатный наряд японских кленов. Японцы в садах отмечают праздники, связанные с растениями: весной - цветение сакуры, а осенью - красных кленов.

Сад представляется зрителю не только в пространственном, но и во временном объеме. В нем одновременно ощущаешь скоротечность мгновений и право природы на вечности. Недаром японцы оставляют в садах уже отжившие сухие остовы деревьев, которые соседствуют с молодыми цветущими или плодоносящими. Под деревьями оставлены ветхие пни, которые зарастают мхом и папоротниками, а рядом с ними - молодая поросль

Эти композиции с живыми и отжившими растениями показывают красоту естественного хода жизни. Сухие стволы и пни сами по себе еще красивы, но им пришли на смену другие формы. Отцветающая магнолия роняет свои лепестки на гравий, опавшие листья клена легли на мягкий мох - все это шаги времени и этапы развития природы.

Сады завораживают, окутывают своей пеленой. Время и пространство в них бесконечно. Они не отпускают мысленно даже, когда покинул их границы. В них возникает состояние полного счастья, а может быть это - сатори, если оно достижимо для чужестранки.

Мерзликина М.П., "Ландшафтный дизайн", 2002, № 2



   Rambler's Top100